Томская Дарья Андреевна – Чаайка

tomskaya c642bДарья Андреевна родилась в семье Андрея Осиповича Томского и его жены Авдотьи Антоновны в селе Сайдыы Верхоянского улуса ровно. Была она недоношенной и чуть не умерла. Повитуха, приняв младенца за мертворожденного, положила на холодный земляной пол. Ее шестилетняя сестра Александра прибежала к бабушке Дарье. Когда та спросила: «Кого же родила мама?», молвила: «Девочку». «А где ты ее видела?» — осведомилась та. «На полу лежит. Не плачет», — ответила малышка. Бабка Дарья поспешила к своим детям, чтобы узнать, отчего это дитя лежит на земле. Пером из крыла куропатки она очистила его горлышко от слизи и помогла задышать. Наверное, поэтому девочке и дали имя спасительницы.

Дарья Андреевна была в семье шестым ребенком из двенадцати. Когда ее дядя Семен с женой потеряли трехлетнего малыша, они выпросили трехлетнюю девочку у ее родных на воспитание. Через три года Семена не стало, и Даайыс осталась жить с его вдовой. Пробовать исполнять олонхо она начала с шести лет. Именно в то время ей довелось увидеть духа коровника Седуёкку — мальчика с огненными глазами и волосами до пола. От ужаса девочка не помня себя взобралась на хлев и потеряла сознание. Очнулась она уже на руках у родных.

Первыми слушателями олонхо Дайыс были дети соседей и родственников. В годы советской власти это слишком не поощрялось. Приемная мать, боясь, что несмышленую девочку заругают и или сглазят, часто увещевала ее: «Деточка моя, не сказывай ты больше олонхо». Но олонхо стало ее страстью. Нередко она исполняла его, уединяясь в загоне для лошадей.

А как могло быть иначе? Сказителями олонхо были почти все члены семьи Дарьи: родная мать Авдотья, бабушка Дарья, а брат матери Мартын Антонович Бурцев был самым знаменитым олонхосутом Верхоянья. Тягался в состязаниях олонхосутов и ее дядя Терентий Осипович Томский. Неплохо исполняли олонхо ее тетки Марфа Афанасьевна и Александра Иннокентьевна. Так что последовать их примеру было нетрудно.

Олонхосуты были, как известно, профессионалами своего дела. Они тратили много времени на заучивание текста, на прослушивание других олонхосутов, длительные тренировки в пении и декламации. Мастерство их прибывало год от года. Но секрет Дарьи Томской таился в ее врожденной памятливости. Многолетняя практика усилила ее, что позволяло мгновенно запоминать большие тексты, даже услышанные во время сна. Томская утверждала, что видела и слышала олонхо в виде сновидений, и могла чисто исполнять их спустя 10–20 после первого узнавания. По словам ее дочери Варвары, достаточно было однажды прочитать для нее вслух олонхо, чтобы она намертво затвердила его в памяти. Именно так в один прием она освоила массивы знаменитых олонхо «Дерзновенный грубиян Кулун Куллустуур» и «Неспотыкающийся Мюлдью Бёгё». Не забыла она даже эпосы, услышанные в далекой юности. Предпочтение Дарья Андреевна отдавала длинным олонхо. Если времени было мало, декламировала в сокращенном виде, выбирая наиболее захватывающие и важные отрывки. Дочь Варвара свидетельствовала: «Мать могла начать олонхо вечером, придя с работы, исполнять его всю ночь и завершить к уходу на работу. Чем дольше она сказывала, тем звучание ее голоса становилось лучше. Я с детства росла под олонхо мамы. Богатыри олонхо, которых она описывала, оживали передо мной так явственно, что я видела их воочию. Когда они начинали биться, я со страху пряталась за мамину спину. Все соседские дети приходили к нам слушать ее сказки и олонхо».

Почтенная сказительница поясняла, что не любит подряд повторять одно и то же олонхо, ей интересней вспомнить другое. На вопрос, есть ли у нее эпосы собственного сочинения, она ответила, что знает более 40 олонхо и при таком запасе придумывать свое не хочется. В свои 93 года (при хорошем самочувствии) она все еще могла петь, и даже пошутила по этому поводу, что будет делать это и перед уходом в иной мир.

Дарья Андреевна помнила манеру исполнения всех олонхосутов, которых слышала. По ее словам, ее тетка Марфа сказывала очень мягко, плавно. При пении у Мартына Бурцева голос вибрировал и переливался, и ему хорошо удавалась скороговорочная часть. В стиле Егора Романовича слышались размах, удаль, сопереживание героям. Дядя Терентий же пел страстным, рокочущим, как гром, голосом.

На вопрос, когда Дарья Андреевна осознала, что обладает редким даром, она скромно ответила: «Не думаю, что я какая-то особенная. Пела во время работы или когда ехала верхом на быке, воспевая окружающую природу. В моем детстве, бывало, ударяли морозы до 60 градусов, так я тогда пела, чтобы не чувствовать холода. Кому я могла похвалиться, мол, такая талантливая я».

Первое публичное выступление ее состоялось в 1939 году на каком-то собрании, где она исполнила олонхо Иннокентия Потапова «Элэтэр Бэргэн». Тридцать человек, выслушав, заплатили ей по рублю. Сказительница вспоминала об этом так: «То были большие деньги. Уполномоченный по фамилии Максимов тогда записал мое олонхо, и, говорят, его запись есть в архиве. Он мне сказал: «Очень хорошее у тебя олонхо, я такого еще не слыхал», и дал пять рублей». Данный эпизод говорит о том, насколько якуты ценили свой эпос в ту не очень сытую пору.

Дарья Томская–Чайка в жизни была очень миниатюрной и живой женщиной. Как выяснилось, прозвище, ставшее ее псевдонимом, ей дали в детстве. На Севере дрова всегда ценились на вес золота. Их часто приходилось привозить издалека. Однажды Даайыс вместе с теткой Еленой на быке, запряженном в сани, отправились за дровами. Снег был очень глубок, и тетушка все время проваливалась в него до самых подмышек. А Даайыс все было нипочем. Она бросала на снег сучья и перепархивала по ним с места на место. За легкость, не позволяющую тонуть в снегу, тетя Елена и прозвала девочку Чайкой. Но речь вовсе не о крикливой морской птице. По-верхоянски так именуют крошечную чернощекую куропатку, прилетающую весной с гор, чтобы гнездиться в зарослях ерника.

Великая труженица Дарья Андреевна Томская прожила почти целый век, отважно вынеся на своих хрупких плечах со всеми тяготами ХХ века бесценный груз духовного сокровища якутского народа, и оставила о себе благодарную память потомков и исследователей Олонхо.

Умерла в 2008г.

Фото из архива Дмитриева Петра Никифоровича

 

Вернуться назад  

Иван Шакуров

И.Ю. Пестряков

Афиша

"Туйаарыма Куо" (Китай) в исполнении Пекинского театра опера Куньцю
«Светлоликая Туярыма Куо» пьеса П.А. Ойунского созданная по сюжету олонхо «Нюргун Боотур Стремительный». История...

Поиск