О ПЕРВЫХ ЛЮБИТЕЛЬСКИХ СПЕКТАКЛЯХ НА СЦЕНЕ НАЦИОНАЛЬНОГО ТЕАТРА

О ПЕРВЫХ ЛЮБИТЕЛЬСКИХ СПЕКТАКЛЯХ
НА СЦЕНЕ НАЦИОНАЛЬНОГО ТЕАТРА

К.Ю. Григорьева,
журналист Национальной вещательной компании «Саха»,
член Союза журналистов РФ.
Из книги «Ежегодник Саха театра», 2012г.


beriet bergen1 45194...Над деревянными крышами Якутского острога струился серый дымок. Стояли студеные дни января, мороз крепчал с каждым днем, Бык зимы торжествовал и свирепствовал. Сегодня в большом доме царит легкая суета. Особенно нет времени у семнадцатилетней Дуняши. Платье наглажено, белый воротничок накрахмален, старшая сестра великодушно одолжила красивую, подбитую лисьими лапками душегрейку. Накинув на нее цветастую шаль, Дуня долго крутилась перед зеркалом. Вечером с родителями и еще несколькими домочадцами она идет в Клуб на олонхо. Только вот диковинка, говорят, что олонхо будут ПОКАЗЫВАТЬ. Как это будет выглядеть, Дуняша представления не имеет. Она помнит, как раньше к ним приходил олонхосут, и тогда наступал праздник — собирался народ с ближайшей округи. Дети забивались под стол и зачастую под ним засыпали, слушая волшебный рассказ сказителя... А как все это будут показывать, было очень любопытно. Дуне с утра не терпелось. Ей хотелось, чтобы вечер побыстрее наступил. Уже неделя, как разговоры были только об этом. К отцу приходил Василий Васильевич, и они подолгу беседовали за чаем. Дуня, убирая со стола, внимательно ловила каждое слово: про Петербург и Москву, про жизнь в этих далеких диковинных городах, про государя-императора. А еще она запомнила несколько непонятных слов, в том числе слово ТЕАТР...


Вечер, наконец, наступил. В клубе уже собрался народ, царила предпраздничная суматоха, было много знакомых лиц. Дуня обрадовалась, встретив своих подружек. Наконец, все уселись по своим местам, ширма, которая закрывала глубь зала, раздвинулась. Раздались звуки бубна и полились плавные звуки тойука... У Дуняши затрепетало сердце от знакомого с детства чувства ожидания чуда, когда в воображении оживали волшебные картины олонхо, но было и еще незнакомое чувство предвкушения чего-то нового, великого, необычного...
На календаре было 3 января 1906 года...

 

В историю культуры Якутии 2010—2011 гг. войдут под знаком решительной попытки установить истину в истории становления и развития национального театра саха. До сего времени официальной датой зарождения якутского театрального искусства считался 1925 год. В период работы над подготовкой трехтомной антологии Саха театра авторская группа «Антологии» осенью 2010 г. подняла вопрос о пересмотре официальной даты зарождения якутского национального театра, предложив принять новую дату — 3 января 1906 г. — дату первой постановки в г. Якутске спектакля-олонхо на якутском языке. Руководитель авторской группы, заместитель Председателя Парламента Республики Саха (Якутия) Александр Жирков выступил с официальным обращением к руководству республики, 1 октября 2011 г. сделал доклад «О зарождении якутского национального театра» перед коллективом САТ им. П.А. Ойунского, в котором изложил свои аргументы в пользу пересмотра даты зарождения якутского национального театра.
Авторы инициативы обосновали свое предложение рядом бесспорных аргументов.
1. Прежде всего, в первой книге «Антологии Саха театра» была опубликована обнаруженная в Национальном архиве копия театральной программки любительского спектакля на якутском языке — инсценировки якутской национальной оперы-сказки «Бэрт киґи Бэриэт Бэргэн», датированной 3 января 1906 г.
2. В последующем постановка спектаклей на якутском языке не прекращалась. Спектакль «Бэриэт Бэргэн» в 1906 г. ставился несколько раз, а осенью 1906 г. осуществилась постановка первого драматического произведения на якутском языке, написанного якутским автором — пьеса В.В. Никифорова «Манчары»1. Весной 1907 г. состоялась еще одна премьера — спектакль по мотивам якутского эпоса-олонхо «Кулан Кугас аттаах Кулантай бухатыыр» («Имеющий удалого коня богатырь Кулантай»). По свидетельству современников, новый якутский спектакль имел «огромный успех»2.
3. Следом, в 1909 г. все тот же В.В. Никифоров-Кюлюмнюр впервые осуществил перевод на якутский язык драмы Н.В. Гоголя «Женитьба», положив тем самым начало уже третьему направлению в репертуаре якутской сцены — постановкам произведений русской и зарубежной классики в переводе на якутский язык.
4. Всего за период с 1906 по начало 20-х годов ХХ-го столетия, по неполным подсчетам, только в г. Якутске было поставлено свыше тридцати премьерных спектаклей на якутском языке. Репертуар включал спектакли на эпической основе, произведения местных авторов и переводы на якутский язык произведений русской классики. Все это осуществилось до 1925 г., т.е. до принятой до настоящего времени официальной даты возникновения якутского национального театра.
5. Предложения о правильности летоисчисления возникновения якутского театра с 1906 г. высказывались задолго до 2010 г. Так, известный театровед Захар Тюнгюрядов еще в начале 70-х годов прошлого века писал, что:
«Было бы большой ошибкой утверждать о том, что у якутов до революции совсем не было театрального искусства. Якутское профессиональное театральное искусство не возникло вдруг, резко, как вспышка искры. Спектакль «Бэрт киhи Бэриэт Бэргэн» можно назвать музыкальной драмой. От начала до конца действие исполняется посредством не просто слов, а именно песни. Поэтому в ранних публикациях этот спектакль называют якутской оперой. Хорошо известное в народе олонхо было воплощено на сцене в первом якутском спектакле. Прекрасно, что зарождение якутского театрального искусства началось с олонхо!»3.
Вслед за З. Тюнгюрядовым, другой исследователь якутского театрального искусства, Теодор Стеркин в 1978 г. вновь напомнил властям о восстановлении исторической справедливости:
«Несомненно, появление этих двух спектаклей, созданных на литературной и музыкальной (песенной) основе народного богатырского эпоса якутов на родном языке («Бэрт киhи Бэриэт Бэргэн» и «Кулан кугас аттаах Кулантай Бухатыыр» — прим. авт.), знаменовало собою начало периода зарождения якутского национального театра на гребне революции 1905—1907 годов. Поэтому справедливо было бы вести летоисчисление якутского театра именно с 1906 года»4.
beriet bergen2 22ee7Однако власти не решились на пересмотр принятого их предшественниками решения о появлении якутского национального театра в 1925 г. Как и во многих отсталых национальных окраинах бывшей царской России, национальный театр должен был возникнуть лучше всего после окончательного установления советской власти и образования автономной республики, зарождения якутской советской интеллигенции, как результат победы культурной революции, вслед за созданием русского драматического театра в Якутии. К тому же имя В.В. Никифорова-Кюлюмнюр, одного из главных зачинателей национального театра, автора первых спектаклей, первого переводчика драматических произведений русских классиков Н.В. Гоголя, Л.Н. Толстого и др., умершего в Новосибирской тюрьме в 1929 г., оставалось под запретом вплоть до 1992 г. И не только его имя...
Обосновав приведенные выше и еще другие аргументы, инициаторы пересмотра даты зарождения якутского национального театра призвали общественность республики, руководство театра восстановить историческую справедливость, вернуть из забвения имена зачинателей и основоположников Якутского национального театрального искусства, воссоздать дореволюционную историю якутского театра вместе с их организаторами и постановщиками, драматургами, режиссерами и актерами.
Мы с вами, уважаемый читатель, рассмотрим подробнее только один, первый аргумент инициаторов изменения даты зарождения якутского национального театра — о постановке в 1906 г. первого спектакля на якутском языке. В составе авторской группы «Антологии Саха театра» работали заместитель директора Национального архива РС(Я) Наталья Степанова и научный сотрудник Екатерина Сергеенко:
В нашем архиве хранится рукописная копия уникального исторического документа, который свидетельствует о том, что в 1906 году в г. Якутске был впервые поставлен спектакль на якутском языке по мотивам олонхо. Документ обнаружен в фонде известного краеведа, историка, этнографа, долгие годы проработавшего директором краеведческого музея им. Ем. Ярославского, Ивана Дмитриевича Новгородова. Предыстория появления документа такова: в 1905 г. прогрессивный человек того времени, просветитель Василий Васильевич Никифоров-Кюлюмнюр создал общество просвещения и образования для якутов. По инициативе этого общества и был поставлен спектакль. В программе написано, что режиссерами спектакля явились Мария Николаевна Ионова — сказительница олонхо, уроженка Таттинского улуса, одна из первых женщин-якуток, получивших образование, супруга известного политического ссыльного Ионова, Иван Петрович Чириков — уроженец Таттинского улуса и Петр Вонифатьевич Слепцов — сын известного богатого купца, также таттинца, мецената Вонифатия Слепцова. Записано, что организатором постановки является В.В. Никифоров-Кюлюмнюр. Спектакль в 3-х действиях. Все роли и исполнители расписаны. Документ составлен на русском языке.
Документ пронумерован, пришит к делу, описан и зарегистрирован в нашем архиве. Несмотря на то, что копия программки рукописная, документ имеет историческую и юридическую силу. Дата 3 января 1906 года — исторический факт, подтверждая который архив РС(Я) выдал архивную справку. Эта справка — официальный неоспоримый документ».
Факт постановки спектакля по мотивам якутского героического эпоса Олонхо на якутском языке, состоявшегося 3 января 1906 г. в г. Якутске, был известен и до 2010 г. Однако до опубликования документа в «Антологии Саха театра» и составления вслед за этим официальной справки Национального архива РС(Я), о факте постановки на театральной сцене спектакля-олонхо на якутском языке говорилось в основном со ссылкой на упоминания в статьях Петра Драверта, Теодора Стеркина и Захара Тюнгюрядова, а также в нескольких публикациях разных лет по истории Якутского драматического театра им. Платона Ойунского. Из них только Драверт, вероятно, был очевидцем самой премьеры.
Петр Людвигович Драверт (1879—1945), ученый, поэт и писатель, находился в якутской политической ссылке в 1906—1910 гг. Будучи студентом Казанского университета, сослан за участие в революционной деятельности. Впоследствии известный ученый, профессор, изучал геологию и минералогию. Его хорошо знали так же как автора лирических стихотворений, прозы, статей и очерков. В якутской ссылке П.Л. Драверт живо интересовался историей якутского края, освещал и фиксировал в своих записях хронику событий того времени. Известно, что он принимал участие в исследовательских экспедициях по улусам республики, которые организовал губернатор Иван Крафт. Неудивительно, что такой человек не мог пропустить такое значимое событие, как театральная постановка, впервые осуществленная энтузиастами из числа местного населения. Вот что он пишет в статье «Из истории якутского национального театра», опубликованной в сборнике «Сибирские огни», № 3 за 1927 год, про клуб приказчиков, где, по мнению исследователей, состоялась премьера первого якутского спектакля:
«Клуб посещали не только жители города (без различия национальности), но и множество якутов, прибывавших по своим делам в центр из разных округов области. В числе развлечений культурно-просветительского характера, предлагаемых для членов и гостей клуба, были и сценические постановки на якутском языке»5.
И про саму постановку:
«Постановка пьесы отличалась достаточной реалистичностью. Многие зрители-якуты пришли в неподдельный ужас и волнение, услышав удары в священный бубен, звуки которого обычно приводят в мис¬тический трепет суеверных детей природы»6.
Другой автор — искусствовед Теодор Стеркин очень хорошо описывает обстановку и ощущение того времени в своей статье «Театральная общес-твенность в дореволюционной Якутии и полицейская цензура. Страницы истории»:
«Бурная волна революционных событий 1905 года в Якутии повлекла за собой особенно широкий размах культурно-просветительской деятельности. Драматические кружки, руководимые ссыльными социал-демократами, клуб Общества приказчиков, объединивший трудовое сословие Якутска, Общественное собрание, где подвизалась городская чиновная знать, общество распространения просвещения в Якутской области, куда входили якуты и русские, и, наконец, Инородческий клуб, где впервые получили возможность общаться на политической и культурной почве различные слои коренного якутского населения — все эти организации и клубы объединяли театральную общественность. Особое же внимание стали привлекать начавшиеся в ту пору концерты и спектакли на якутском языке»7.
Наиболее подробный анализ первого спектакля на якутском языке сделал Захар Тюнгюрядов в своей статье «Саха театральнай искусствотын µіскээґинэ» («Зарождение якутского театрального искусства»). Все действия и сюжет олонхо «Бэрт киґи Бэриэт Бэргэн» («Удалой молодец Бэриэт Бэргэн») приведены в статье довольно подробно.
«В 1906 году 3 января в городе Якутске, в клубе приказчиков показали театральную постановку на якутском языке в 3-х действиях на основе олонхо «Бэрт киһи Бэриэт Бэргэн» («Удалой молодец Бэриэт Бэргэн»). Это был первый спектакль на якутском языке».
«Спектакль прошел с большим успехом. В зале яблоку негде было упасть, во время действия зрители почувствовали себя словно во время национального праздника ысыах, царила радостная оживленная атмосфера. На самом деле, это был очень торжественный момент в культурной жизни саха»8.
Сегодня интересны и ценны все детали этого исторического события.
Во-первых, где состоялась премьера? Большинство авторов, которых мы цитируем, пишут, что премьера 3 января 1906 года состоялась в Клубе приказчиков. В первой книге «Антологии Саха театра» в главе о национальном любительском театре (1906—1920) написано, что Якутский клуб располагался в доме купца Н.В. Маркова, затем в доме книготорговца Игумнова, а впоследствии значительную часть своего дома уступил для клуба сам В.В. Никифоров-Кюлюмнюр. А вот известный историк, краевед, научный сотрудник Института гуманитарных исследований Пантелеймон Петров допускает, что памятное событие могло состояться на улице Большой (ныне проспект Ленина) в здании «якутской добровольной пожарной дружины, которое зачастую пустовало. На это косвенно указывает тот факт, что брандмейстером пожарной дружины в ту пору служил Иннокентий Евтропьевич Охлопков, который числится в числе одного из организаторов первого спектакля. Стояли посленовогодние и предрождественские дни, и поэтому многие чиновники областной администрации отдыхали и факт этой постановки всерьез не приняли. Следовательно, никаких чиновничьих и цензорских преград для того, чтобы премьера не состоялась, не было учинено. Спектакль прошел с большим успехом при большом стечении публики. Об этом сохранились газетные публикации в печати того времени. Поэтому дата 3 января 1906 года по праву может официально считаться датой первой театральной постановки на якутском языке. На месте этого здания позднее, в 1950-х годах, было построено здание рес¬публиканской детско-юношеской библиотеки».
Известно, что вторая постановка была показана, по словам Пантелеймона Петрова, в доме купца Н.В. Маркова в апреле того же 1906 года: «Здесь, на набережной реки Лены (где нынче на улице Чернышевского построен Дом народов Севера) стоял дом купца Николая Васильевича Маркова. Мимо него пролегали все основные пути и дороги города, место было более чем удачное. В этом доме в течение 1906 года несколько раз показывали постановку олонхо «Бэрт киhи Бэриэт Бэргэн» («Удалой молодец Бэриэт Бэргэн»). Все премьеры прошли с огромным успехом, при полных аншлагах. Этот факт исторически неоспорим и является свидетельством того, что первая театральная постановка была поставлена по сюжету национального эпоса олонхо и что своими истоками, корнями якутский театр уходит в устное народное творчество народа саха».
Как вспоминает Захар Тюнгюрядов, об этом, вероятнее всего втором, спектакле писала газета «Якутские областные ведомости»:
«Как пишет газета, режиссером спектакля, а возможно и автором, был Иннокентий Евтропьевич Охлопков. Политссыльный народоволец Н.А. Ожигов помог в качестве гримера и парикмахера. В спектакле даже был задействован оркестр, но не известно, играл ли он в антрактах или сопровождал сам спектакль».
Пьеса «Удалой молодец Бэриэт Бэргэн» была поставлена по олонхо широко известного в народе под именем «Наара Суох» лучшего олонхосута-сказителя Петра Аммосовича Охлопкова. Олонхо претворилось в сценическое действие на редкость удачно».
Имени В.В. Никифорова-Кюлюмнюр — организатора постановок данного спектакля, и, по утверждению автора проекта «Антология Саха театра» Александра Жиркова, как более вероятного устроителя и режиссера первого спектакля на якутском языке, З. Тюнгюрядов, по понятным тогда причинам, не упомянул. Александр Жирков также считает пока не подтвержденными предположения некоторых исследователей о родственных связях сказителя П. Охлопкова-Наара Суох и брандмейстера И. Охлопкова.
К сожалению, оригинальный текст самого олонхо Петра Охлопкова-Наара Суох утрачен, или не был записан. Достоверно известно одно, что олонхо было поставлено при его жизни и при его непосредственном учас-тии. Сюжет пересказан в программке. Более того, сценическое действие расписано очень подробно. Тогда это было требованием из соображений, в первую очередь, цензуры.
В спектакле было объявлено 3 действия. Рассмотрим его участников — главных действующих лиц.
Саха төрдө Сабыйа баай (Якутский предок богатый Сабыйа) — его сыграл Н. Захаров.
Айыы Сабаҕай эмээхсин (Светлая старуха Сабаҕай) — ее сыграла известная сказительница олонхо, одна из передовых и образованных женщин того времени Мария Николаевна Ионова.
Их дочь Алыс бэрт үчүгэй Айталын Куо (невыразимо прекрасная Айталын Куо) — некто Я. Ш.
Бэрт киhи Бэриэт Бэргэн (удалой Бэриэт Бэргэн), богатырь света — А. Говоров.
Үс күлүктээх Тимир Лыбырдаан (с тремя тенями Железный Лыбырдан), богатырь тьмы — Я. Павлов.
Сорук Боллур (слуга для посылок) — N.N.
Кыыкылааны Ойуун (шаман Кыкыланы).
Краткое описание первого действия, которое приводит в своей статье З.Т. Тюнгюрядов:
«В первом действии богатырь света Бэриэт Бэргэн приходит к предку якутов господину Сабыйа Баай свататься к его дочери Айталын Куо. Внезапно появляется второй кандидат в зятья: богатырь тьмы, сын злого духа железный Лыбырда с тремя тенями. Он убивает богатыря света и под плач и причитания родни похищает прекрасную Айталын Куо.
«Во втором действии шаман Кыкыланы в жилище Сабыйа баай проводит обряд камлания над оживлением Бэриэт Бэргэн. Богатырь света оживает. Второе действие заканчивается тем, как богатырь пускается в путь за своей суженой Айталын Куо».
Далее в самом олонхо описаны действия в Нижнем мире, где силы тьмы удерживают похищенную красавицу Айталын Куо. Вероятно, затем следовала сцена битвы между богатырями света и тьмы и кульминационная победа главного героя. Описание этого сюжета в программке отсутствует. Возможно было пропето «от автора» непосредственно самим олонхосутом без театрального действия и участия актеров.
Затем зрители увидели третье заключительное действие:
«В заключительной картине показан праздник Ысыах во владениях Сабыйа баай. Богатырь света Бэриэт Бэргэн возвращается вместе с красавицей Айталын Куо. Празднование свадьбы. Ликование, поют якутские песни, танцуют осуохай».
В спектакле описан традиционный для олонхо сюжет: картина мирной жизни нарушается вмешательством темных сил. Умерщвление главного героя, похищение красавицы, оживление главного героя с помощью магической силы шамана, путь в нижний мир на поиски красавицы. Спектакль завершается торжественным финалом: зло повержено, силы добра ликуют.
Вот такое театральное действо развернулось 3 января 1906 г. в Якутске, на сцене клуба Якутского общества.
События более чем вековой давности мы сегодня открываем для себя заново. После обсуждения доклада Александра Жиркова 1 октября 2011 г. коллектив Саха академического театра им. Платона Ойунского принял решение об изменении даты зарождения якутского национального театра.
beriet bergen3 3c42fОтклики на это решение были разные. Были споры и дискуссии. Основной аргумент противников пересмотра даты зарождения национального театра был мотивирован тем, что в 1906 г. состоялась всего лишь любительская постановка и что отсчет национального театрального искусства должен вестись с момента возникновения профессионального театра. Приводили и другие доводы: если об этом было уже известно и много раз написано, почему разговор зашел только сегодня? Вот как комментирует этот момент автор проекта «Антология Саха театра» Александр Жирков:
«Постановщиками первых спектаклей на якутском языке, а также и первыми якутскими актерами являлись в основном члены «общества просвещения и якутского народа». Многие из них вскоре попали под жернова политических репрессий, их имена так или иначе были преданы забвению или попали под запрет. История якутской советской национальной культуры стала составляться именно в те годы. Поэтому имена многих представителей первого поколения якутской национальной интеллигенции, которые имели прямое отношение к истории якутской национальной культуры, стояли у истоков создания якутского национального театра, оказались вычеркнутыми из истории, их роль всячески умалялась и замалчивалась.
Впоследствии имена некоторых из них были реабилитированы. Однако не зря говорят, что написанное не вырубишь топором: многие исторические упущения все еще не наверстаны, ошибочные факты и даты в истории до конца не исправлены. Нам еще предстоит вернуть из забвения многие достойные имена, и в этой связи пересмотреть, переоценить некоторые исторические события. Уже с участием в этих событиях вновь оживших, возвращенных из забвения имен и фактов».
Помимо В.В. Никифорова-Кюлюмнюр, чей вклад в постановку первого якутского спектакля сегодня неоспорим, одним из режиссеров указан П.В. Слепцов — сын известного купца Вонифатия Слепцова (Балапаат Баай).
Удивительно, сохранилась фотография того времени и вполне возможно, что именно с этого спектакля. На фотографии запечатлена сцена оживления ботура, и это может быть доказательством того, что перед нами именно фрагмент спектакля «Бэрт киhи Бэриэт Бэргэн» 1906 г. На актерах театральные костюмы, имеют место быть театральные декорации и реквизит.Фотограф работал не в студии, как тогда это было принято, а в жанре репортажной съемки, то есть с выездом на место события. Все это говорит о том, что событию придавалось исключительно важное значение.
Как говорит Анатолий Николаев — народный артист Республики Саха (Якутия), директор Саха академического театра: «Это был первый публичный театральный спектакль на якутском языке. Публичный — это значит, что были проданы билеты, наклеена афиша, напечатана программа. Все происходило не где-то тайно, а вполне ясно и открыто. Поэтому вполне закономерно, что датой зарождения нашего театра должен считаться именно этот день — 3 января 1906 года».
Вот что думают по этому поводу корифеи театра.
Народная артистка РС(Я), заслуженная артистка РФ Анна Кузьмина:
«В истории много примеров, когда датой возникновения театра считается день первой театральной постановки на сцене. Организатор постановки 1906 года Василий Никифоров-Кюлюмнюр в 1930-е годы попал в опалу, был репрессирован, его имя, его дела упорно замалчивались. Многие люди того периода, связанные с театром, были репрессированы: Алампа, Ойунский. Их имена тоже в разные годы замалчивались. Тогда ведь было много исторических параллелей, а в искусстве все всегда было связано с политикой и властью».
Заслуженный артист РФ, народный артист РС(Я) Ефим Степанов:
«Это неоспоримый исторический факт. Именно тогда, в 1906 году люди собрались и сыграли впервые на своем родном языке театрализованное действо. Это и было началом театра. Сегодня сложно себе представить зрелище при свете лампадки, в тесноте, с минимумом декораций и костюмов. Но, тем не менее, именно тогда возникло, наверное, первое изумление, первое восхищение, первое увлечение разворачивающимся на глазах зрелищем. Именно 3 января 1906 года возникло первое представление о театре для тех, кто говорит на якутском языке. И после этого пошли друг за другом ставиться другие театральные постановки. Без этого дня не было бы дальнейшего развития театра, не было бы такой истории Саха театра, которую мы сегодня имеем. Эти люди, может, и не зародили сам академический классический театр, но подготовили почву для его возникновения».
Аксакал театра, заведующий литературной частью, драматург, заслуженный деятель искусств РС(Я) Иннокентий Дмитриев-Сиэн Чолбодук:
«Олонхо по своей форме изначально уже театрально, здесь персонажи как будто все выписаны по ролям. Когда якуты познакомились с классическим театральным искусством на примере русского театра, они сразу поняли, что олонхо — это уже театр. Я в этом более чем уверен. То, что театр возник в 1906 году — не сенсация, не новое открытие. Этот факт известен, об этом написано во всех трех основных изданиях о якутском театре, опубликованных в ХХ веке. Речь ведь идет о появлении первых признаков театра, а не о возникновении театра как государственного учреждения или отдельного здания.
Почему тогда раньше так упорно говорили о 1925 годе как о времени возникновения якутского театра? А потому, что раньше считалось, что в национальных республиках только в советское время и при советской власти могло возникнуть театральное искусство. Но на самом деле национальный театр начался уже в 1906 году.
Якутский эпос олонхо уже сам по себе существовал как театральная форма, поэтому мы очень быстро приняли каноны театра. У нас уже был готовый репертуар в виде олонхо, нам не надо было придумывать произведения для театра, разрабатывать подходящую для нас театральную форму. В олонхо все это было и в этом его величие».
Известный музыкант, музыковед, исследователь олонхо, кандидат исторических наук, дочь известнейших корифеев якутского театра Ирины Максимовой и Петра Решетникова Аиза Решетникова тоже считает исторической правдой то, что театральное искусство у якутов было и до 1917 года:
«Некоторые пишут о том, что ансамбль олонхосутов — это самодеятельность. Это не так. К постановке 1906 года были причастны самые значительные олонхосуты того времени — не кто-нибудь, а сама Мария Ионова-Андросова и Петр Охлопков-Наара Суох, знаменитейшие виртуозы-сказители. Можно сказать, что постановка была осуществлена профессионалами устного народного творчества.
Саха театр начинался с олонхо, уходит своими истоками в устное народное творчество и героический эпос народа саха: это и «Бэриэт Бэргэн», и поставленный позднее другой спектакль-олонхо «Кулантай бухатыыр». В истории допускаются исправления и корректировки — это восстановление исторической справедливости. Поэтому мне кажется, что будет правильно, если мы признаем 1906 год началом якутского театрального искусства».
Еще одна представительница театральной традиции, одна из ведущих актрис современной якутской сцены, заслуженная артистка РС(Я) Елизавета Потапова вспоминает, что ее отец, главный режиссер Якутского драматического театра в 1970—80-х годах, Федот Потапов еще тогда писал в своих дневниках о том, что «Первые якутские артисты были самодеятельными, их нельзя сравнить с профессиональными актерами и профессиональными постановщиками, но имена первых самодеятельных артистов, участвовавших в постановках того времени, должны быть названы, их воля и преданность, сила патриотических устремлений, жажда театра, стремление к возвышенному обязательно должны быть раскрыты и исследованы».
Поэтому сейчас стоит задача: узнать и поведать об участниках первых постановок, об их судьбах. Уважаемый и почитаемый человек в якутском обществе, публицист, журналист Нина Протопопова рассказала о личности и удивительной судьбе одной из участниц первой любительской труппы, запечатленной на одном старинном снимке. Стоит вторая справа — Мария Евсеевна Федорова. Кстати, имеется еще одна известная фотография, где она запечатлена в главной роли Кэтириис в драме А.И. Софронова «Таптал» в 1920-ых годах:
«Вокруг Марии Федоровой всегда собиралась якутская интеллигенция. В их большом доме в районе Залога, где позднее размещалось Якутское художественное училище, бывали очень многие просвещенные люди, студенты, учащиеся, среди которых были и участники, организаторы первых театральных постановок. Федоровы, будучи людьми не бедными, очень благородными и прогрессивными, поддерживали молодых людей, стремившихся к знаниям и прогрессу, являлись их меценатами. Бескорыстно помогали всем, кто нуждался в помощи и поддержке: предоставляли свой кров, покупали одежду, помогали деньгами. Сохранились письма Максима Аммосова, Платона Ойунского, Исидора Барахова, где они упоминают о доброте и бескорыстном участии Марии Евсеевны в их трудные времена».
Мария Евсеевна Федорова была яркой представительницей прогрессивных якутских женщин того времени, собиравшихся в театральных сообществах. Мы ее можем видеть еще на одной фотографии, где запечатлена группа красивых молодых женщин, среди которых есть известная прима первой якутской театральной труппы, муза и вдохновительница великого Алампа Евдокия Яковлева. Вот что про них говорит Нина Иннокентьевна:
«Люди, которые сыграли большую историческую роль в становлении якутской интеллигенции, которые зародили ростки для зарождения театра, были очень сплоченными. Эти девушки и молодые женщины, сами того не ведая, вершили большие дела. Но они не были женами богатеев, среди них мало представительниц громких имен. Большинство из них, конечно же, были пусть с не очень большим, но образованием. В те времена для женщины это было скорее исключением, чем правилом... Но все они искренне стремились к новому и светлому. Если бы эти люди не начали тогда, в 1906 году, первые сценические представления и не начали бы собираться в любительские театральные объединения, может, не было бы сейчас у нас такого академического театра».
А вот авторитетное мнение известного литературоведа, профессора СВФУ Василия Протодьяконова:
«Прежде всего нужно уяснить одну простую вещь: зачинатель и основоположник — это два совершенно разных понятия. Зачинателем якутского театрального искусства и якутской драмы следует считать Василия Никифорова-Кюлюмнюр, основоположником якутского театра, выведшим жанр драмы, приложившим все усилия для того, чтобы якутский театр не только появился, но и утвердился, является незабвенный Анемподист Иванович Софронов-Алампа. Об этом известно давно. Но в том, что сегодня утвердилась дата первой театральной постановки несомненная заслуга Антологии Саха театра. Потому что в истории четкая дата имеет огромное значение. Любая организация, в том числе и театр, зарождается, становится и развивается непрерывно. Так что оснований для того, чтобы спорить, практически нет никаких. Начало театра было в 1906 году, теперь все это исторически установлено и четко определено. А становление якутского театрального искусства продолжается до сих пор».
Почему сегодня возникли споры вокруг этого, казалось бы, ясного события? Противники даты 1906 оппонировали в основном тем фактом, что в архиве обнаружен не собственно оригинал программы, а ее копия в рукописном виде, которую сделал историк И.Д. Новгородов в 1946 году, который, кстати, оставил там же пометку о том, что оригинал хранится в библиотеке (или архиве?) Якутского государственного университета. Кто знает, может этот оригинал хранится в бумажных архивах университета и сегодня и ждет своего часа открытия? Это только предстоит сделать.
Также необходимо исследовать персоналии участников первой постановки. Здесь также нас могут ждать какие-то открытия. Мы говорим не только об актерах, но и об организаторах постановки. Некоторые документы, на которые ссылаются авторы, попросту сегодня отсутствуют в архивах и библиотечных фондах республики. Поиск этих документов и текстов (например, архив Теодора Стеркина, Петра Драверта и др.) мог бы дать еще больше дополнительной информации и поменять многое не только в истории якутского театра, но и в сознании всего народа. Значение этой даты со временем будет только возвышаться. Как и образ тех замечательных людей, которые поставили на сцене первый спектакль на якутском языке. Их имена ждут своих исследователей, открытий и памяти народа, которую они, несомненно, заслужили.
Память народа гораздо сильнее. Сегодня историческая справедливость восстанавливается. Возвращаются имена, проявляются из забвения события и факты, переоцениваются ценности.
Олонхо — уникальное творение народа, памятник его мудрости и зрелости, собрание духовных ценностей, кладовая слова, мысли и духа, живительный источник творчества и полета фантазии. Неудивительно, что наряду с литературой, фольклором, устным народным творчеством, олонхо дал жизнь еще одному нашему национальному достоянию — великому театральному искусству саха.
«...Прогремел осуохай, и как будто ожило лето, такое далекое от сегодняшней лютой стужи за окном. Вот какое чудо бывает — подумала Дуняша, раскрасневшись от волнения и радости. Такими же радостными были вокруг нее люди: мать с отцом, подружки, незнакомые люди... Что это вдруг случилось? Они все вместе как будто унеслись и оказались посреди зеленого цветущего аласа, над головой как будто запели птицы, запахло сочной зеленой травкой, дымокуром и повеяло теплом. А на душе стало легко, как после алгыса во время ысыаха. Значит, эта стужа скоро пройдет, утихомирятся морозы, отступят тяжелые дни. У Дуняши внутри как будто что-то проснулось и запело. И это чувство словно обещало: впереди — только хорошее и доброе.
Представление закончилось. Выйдя из клуба, она подняла голову: туман отступил, над Якутском повис синий купол и замигали камушки сияющих звезд...»

К.Ю. Григорьева,
журналист Национальной вещательной компании «Саха»,
член Союза журналистов РФ.
Из книги «Ежегодник Саха театра», 2012г.

Вернуться назад  

Иван Шакуров

И.Ю. Пестряков

Афиша

Мы Открылись! Театр Олонхо приглашает на спектакли-олонхо
Мы Открылись! Театр Олонхо приглашает на спектаклиолонхо в постановках Гаврила Менкярова «Ала Булкун» 23 декабря...
Олоҥхо тыйаатыра олоҥхо дьиктилээх-алыптаах эйгэтигэр ыҥырар!
Олоҥхо тыйаатыра Өксөкүлээх Өлөксөй аатынан Норуоттар доҕордоһууларын Дьиэтигэр бар дьонун олоҥхо дьиктилээхалыптаах эйгэтигэр ыҥырар!Ол курдук...

Поиск