Первая актриса театра Олонхо

image1 56a4dК 70-летию народной артистки России, народной артистки Якутии Степаниды Борисовой и к 20-летию Арктического государственного института искусств и культуры.
В этой актрисе Кротость, нежность и яростный бунт. Её голос! то чарующий, то грозный дышит стихией древнего олонхо. Виртуозное владение вокалом привносит небывалые краски в её исполнение народных песен, и рок-музыки.
Её тойук (священная песнь) уносит сознание в сферы, вопрошающие мир о его законах и смыслах. Сакральный жест, «многоликая» пластика, от шаманских камланий и вдохновенная просветлённость олонхосута живут в ней от рождения, от природы, от мамы с папой. — И потому она — Степанида Борисова — Первая актриса Театра Олонхо. Первая, кому дано пресуществить священную песнь якутов тойук в видимые образы театра, сделать слышимое видимым.
В 80-е годы, когда пение Степаниды Борисовой органично вошло в драматические спектакли театра Саха, популярность её стала неуклонно расти. Она пела и раньше, и тоже хорошо, даже очень хорошо, но в спектаклях Андрея Борисова её пение приобрело новое качество. Оно стало самым главным не только для всего спектакля, но и для самой актрисы — её блестящие способности выстраивать роль пластически отошли на второй план, главным стал интонационный уровень, воплощающий интонацию всего спектакля.

Порой это доходило до конфликтных ситуаций: натура драматической актрисы сопротивлялась. Я помню, как на одной из репетиций спектакля «Кудангса Великий» Степанида произнесла гневную тираду: «Я не понимаю, что за роль, если весь спектакль сидеть за бочкой. Что это? В чём смысл?» В ответ раздался вопль Борисова: «Бочка! Бочка! Свет на неё дайте! Вот! (Стеше:) Запела! (актёрам:) Чувствуете?! Это мировая скорбь!.. И в то же время просто женщина. Таких бочек полно у нас в Якутске, всегда в них что-то горит, около них греются бродяги. И вот женщина в мужском пальто курит над этой бочкой...». В финале спектакля эта женщина выходит к бюсту Ойунского с маленьким букетиком цветов и начинает петь. В темноте высвечен бюст Ойунского и лицо актрисы. Её голос берёт начало в нижних регистрах, затем от стенаний восходит к рыдающим причитаниям и, наконец, легкий и свободный, воспаряет к тем высотам, где все души сливаются, и Платон слышит её, во всяком случае, мы так думаем. Чёрное пальто распахивается и сияя ослепительным светом, льётся якутское серебро.
Вскоре пение Степаниды стало необходимо всем. Я не говорю о концертах, гастролях, празднествах, — там понятно, но я вспоминаю кинокадры военной хроники из видеофильма о якутянах, сражавшихся на фронтах Великой Отечественной войны, — за кадром звучит её голос, как голос матери-земли; в спектакле МХАТа «Прощание с Матёрой» тот же голос поднимает на порядок смысл постановки; этот же голос, идущий как будто из глубины языческих времён, передаёт мистический ужас героя в первом (дипломном) фильме Алексея Романова «Марфа». Наконец, рок-группа «Чолбон» перерождается с приходом в неё Степаниды Борисовой.
stepanida c917bНаверно, особенно это стало заметно после спектакля «Добрый человек из Сычуани» Б. Брехта, где звучат зонги, исполненные С. Борисовой в традиционном стиле. Даже если не знать текстов, невозможно не воспринять интонацию мольбы, отчаяния, надежды, радости — всей гаммы чувств, над которыми властвует неразрывность и непримиримость добра и зла. В исполнении зонгов в современном спектакле, повествующем о трагичности буржуазной морали, традиционное якутское пение является наиболее сильным моментом, эмоционально воздействующим на публику, моментом, в котором сконцентрирована вся этическая сила спектакля. Добро и зло. Инь и Ян. Шен Де и Шой Да. Борьба, раздирающая душу женщины, вынужденной идти на компромисс со своей совестью, с наибольшей силой звучит в зонгах, где Степанида Борисова, сбросив маску Шен Де и Шой Да, что соответствует брехтовской эстетике, взывает к небу и к людям. В её интерпретации и импровизациях проявляется удивительная сила традиционного якутского пения, его нравственного аспекта в особенности.
Ритмы и тембры Вселенной звучат в исполнении Степаниды Борисовой, и вся этическая наполненность представлений о мире, свершается на ином, более высоком порядковом уровне, чем бытовые междуусобные распри. Добро и зло в пении Степаниды — вселенские категории. Современные тексты звучат как заклинания.
Может быть, правы те музыковеды, которые не считают, что исполнение Степаниды Борисовой можно отнести к традиционному якутскому пению, но не парадокс ли? Та, чьё пение не считается вполне традиционным, открывает истинные живые токи его воздействия на слушателя!
Рассказывают, как в Мексике, на встрече со зрителями Степанида запела и народ повалил с улицы, и зал не мог вместить всех желающих.
Так что же есть такого в пении Степаниды, только ли её индивидуальные певческие качества так привлекают нас? Не есть ли в этом пении ещё нечто такое, что невозможно изобрести, что существует испокон века, с незапамятных времен, что слышит не только она, но только она может воспроизвести? Откуда этот изумительный звучащий узор мироздания?
Говорят, один человек не может создать театра, и это как будто очевидно, но может ли состояться театр без того актёра, который воплощает идеи основателя — режиссёра, мыслителя, увидевшего в своём воображении исконный образцовый театр якутов. В 2000 году родился спектакль — олонхо «Кыыс Дэбилийэ».. Идею Андрея Борисова впервые на сцене Саха театра поставить олонхо смогла воплотиться только с такой актрисой в главной роли Богатырки Кыыс Дэбилийэ. Степанида Борисова создала театральное пространство олонхо, увлекая за собой актёрский ансамбль в стихию нового сценического действа.
Уникальность Театра Олонхо, его созвучие с классическими театрами мира явно обозначилось на театрализованной церемонии закрытия Четвертых спортивных международных Игр Дети Азии, где показали своё искусство актёры классических театров, приглашённых министром культуры и духовного развития РС (Якутия) Андреем Борисовым на Первый симпозиум Встреча шедевров ЮНЕСКО на Земле Олонхо: японского Но, китайского Кун-Цюй, индийского Куттиятам. Триумфальное завершение театрализованного представления тойуком Степаниды Борисовой и традиционным круговым танцем якутов осуохай продемонстрировало рождение новой эстетики в семье классических театров мира, вспыхнувшей каскадом ярких красок древней традиции саха, её образцовых форм.
Как сохранить идентичный театр якутов, театр мессианский, консолидирующий народы Якутии на почве исконной традиционной культуры, театр, возрождающий религию и эстетику саха? Как пойдёт становление классического театра якутов — ведь Степанида Борисова была в то время не только первой актрисой Театра Олонхо, но и единственной. На заключительном фуршете Игр Дети Азии был произнесен тост за Степаниду Борисову, соединяющую, как серебряная нить древнюю традицию исполнения тойука с театральным искусством.
Драматическая актриса, получившая школу в Высшем театральном училище имени Щепкина, народная артистка Якутии, народная артистка России, Лауреат Государственной премии имени Платона Ойунского, решила сделать тойук у студентов Арктического государственного института искусств и культуры главным предметом. С чего началась школа?
Главное выразительное средство театра Олонхо — тойук Андрей Борисов определил, как ритмико-интонационный идеал культуры саха, её код, первоэлемент. Обучая студентов технике его исполнения Степанида Борисова написала для своих студентов пьесу «Олох долгуннара» (Волны жизни): ряд миниатюр, где происходит перелом в душе молодого человека и жизнь предстаёт ему по новому. Это просветление передано тойуком. Дочь прощает свою мать, оставившую её много лет назад у бабушки, жена жалеет мужа, промотавшего в городе деньги, накопленные на лечение сына, молодая женщина оставшись одна с ребёнком на руках, переживает уход мужа и должна найти в себе силы жить дальше. Душа молодых героев возвышается над обыденностью, как будто услышав голос предков, голос совести и высшего разума, открывших истину — видеть в ближнем не причину своих несчастий, а страдающего человека, нуждающегося именно в твоей в помощи.
В спектакле студенты не говорили обычной сценической речью, все диалоги и монологи произносились тойуком. Этим приёмом Степанида Ильинична добилась выразительности и интонационного разнообразия, научила легко сочетать физическое действие с пением, с очень не простой техникой тойука, требующей особой постановки дыхания и голоса.
Протяжные монологи и диалоги гармонично сочетаются с динамичными мизансценами. Изобретательность и простота пластики танцев «из народной жизни», поставленных самой Степанидой Ильиничной украсили спектакль ожившей реальностью села, лирическими картинами студенческой жизни. Контраст сцены сияющего огнями города, с которой начинается спектакль под мелодию Шербургских зонтиков, оттеняет тойук, потрясающе ярко звучащий в таком сопоставлении. Тойук — тип гимнического песнопения не просто был уместен, он составил главную идею, собрал образную структуру, соединяющую будничное существование с силами трёх миров мифологического мировидения натурфилософии саха. Жанр студенческого спектакля нельзя определить иначе, чем «тойук-олонхо», то есть первая ступень, первоэлемент Театра Олонхо.
stepanida 4b375Следующим шагом, показавшим зрелость учеников Степаниды Борисовой, теперь уже выпускников Арктического института искусств и культуры стало участие в профессиональном спектакле Театра Олонхо «Удаганки», это режиссерский дебют актрисы Степаниды Борисовой. Всеохватный Тойук выстроил целый мир: и квадратный кусок белой ткани превратил в облака, волны, и горы и дом. Заговорила олонхосутка (М. Корнилова), запели птицы, зазвучал тойук. Белый квадрат экрана с тёмными силуэтами персонажей то ли из прошлых времен, то ли из наших дней ожил. Вспорхнули тени и началась страстная озорная и, вместе с тем, поучительная история о том, как оно на свете бывает, и откуда берутся дети. Редкий материал нашла Степанида Ильинична для постановки. Отголоски ритуала вызывания плотской страсти звучат в апокрифических текстах, записанных Э. Пекарским в этом удивительном олонхо. Отсюда богатство интонаций голоса и жеста: эпика и лиризм, ирония, сарказм и нежность, озорство и мудрость народного юмора. И ученики не подкачали, сыграли это со вкусом и азартом. Все они обладают сильным пластичным голосом и кылысахом неповторимой окраски. Впервые они показали дуэтное исполнение тойука с динамичными диалогами, невозможными в эпической традиции, но совершенно органичными для сценического воплощения.
Это олонхо игралось без этнических костюмов, сакральной атрибутики, кроме шаманского бубна. Актёры одеты в свободные белые рубахи. Верхом на палочке, как в детских играх, скачут всадники с такой пластикой и таким натуральным ржанием, что не нужны никакие ухищрения, чтобы увидеть удаганок и их преследователей, мчащихся на горячих конях. Неожиданный спектакль для Театра Олонхо, но в нём есть всё, что требуется: тойук, сочетание канона и импровизации; преображении пространства.
Так же удивительно легко и естественно сплетаются в этом спектакле архаика и новые технологии — белая ткань не простая, она имеет такие свойства, которые позволяют ей «импровизировать» в свободном полете преображать пространство, подчиняясь воле тойука.
Актеры: Нюргуяна Маркова, Елена Маркова, Лена Оленова, Галина Тихонова, Мария Тастыгина, Валентин Макаров, Дмитрий Алексеев, Евгений Сергучев, Гавриил Менкяров, Наталья Слепцова, Александр Борисов сделали главное — прозвучали истины, преподанные древним олонхо легко, весело, и, самое интересное — остро современно.
Второй спектакль Степаниды Борисовой, поставленный на молодых актёров театра «Таптал талыта» зрители встретили с восторгом, как свой любимый театр.
Сегодня «подрастает» новое поколение актёров Театра Олонхо. Следующий выпуск работает над новой версией спектакля «Кыыс Дэбилийэ», именно над тем спектаклем, который в 2002-м году принес Саха театру первую «Золотую маску». Над пластикой новой эстетики работает Мария Маркеловна Михайлова, над тойуком — Степанида Ильинична Борисова. С каждой постановкой молодых актёров — учеников Степаниды Борисовой Театр Олонхо получает новые краски, открывается новыми гранями, добытыми Мастером из глубин древних текстов.
У театра есть будущее. Профессор кафедры актёрского искусства АГИКИ Степанида Борисова выучила и выпестовала новое поколение якутских актёров для Театра Олонхо, владеющих не только драматическим искусством, но и исполнением древних песнопений, словом олонхо, развёрнутом в пространстве сцены, таинством сакрального жеста и магией экстатической пляски для воплощения образов великого эпоса, созданного творческим гением народа. Она создала по сути дела Театр Олонхо, который имеет мировое признание: Япония, Греция, Китай, Индия рукоплескали новому явлению в театральном мире.
Все народы, не потерявшие лица не общее выражение, имеют специальные школы духовно-образовательного характера для обучения и воспитания актёров — служителей классического театра. В Республике Саха (Якутия ) в Арктическом государственном институте искусств и культуры этот процесс начала Степанида Борисова создательница театра Олонхо, его первая актриса.

Фото предоставлены автором
Валентина Чусовская

  • Добавить в Словарь
     
    • Новый список слов для Английский → Русский...
       
    • Создать новый список слов...
  • Копировать
Вернуться назад  

Коллектив театра

Линия жизни

Иван Шакуров

И.Ю. Пестряков

Афиша

Олоҥхо театра “Күн Эрили” диэн оҕолорго аналлаах куукуланан испэктээкилгэ ыҥырар
"Күн Эрили"Олунньу 19 20 күннэригэр 1100 1500 чаастан А.Е. Кулаковскай аатынан Норуоттар доҕордоһууларын Дьиэтигэр Олоҥхо...
Театр Олонхо приглашает на детский кукольный спектакль «Кюн Эрили»
Театр Олонхо 19 и 20 февраля 2021 г. в 1100 1500 ч. приглашает в Дом...

Поиск